Приобретатель доли в праве на квартиру не может выселить члена семьи другого собственника

Верховный Суд РФ отменил судебный акт, которым супруг обладательницы 1/2 доли в праве собственности на квартиру был выселен по требованию владельцев второй половины доли. Основанием для выселения послужило то обстоятельство, что истцы, приобретшие долю уже после вселения супруга, не дали своего согласия на его дальнейшее проживание в квартире, договоров о пользовании квартирой между сторонами не заключалось. Кроме того, ответчик не был зарегистрирован в спорном жилом помещении.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб супругов ВС РФ указал, что ответчик был вселен в квартиру на законном основании с согласия супруги и лица, которому на тот момент принадлежала вторая половина доли в праве собственности. Как член семьи собственника жилого помещения, ответчик имеет право пользования этим помещением независимо от наличия или отсутствия регистрации по месту жительства. Новый собственник, приобретая долю, знал о проживании в квартире ответчика. Однако при переходе доли сложившийся порядок пользования квартирой не изменялся, новый порядок не устанавливался.

В связи с указанными обстоятельствами ВС РФ пришел к выводу, что оснований для выселения ответчика не имеется (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 июля 2017 г. N 5-КГ17-109)

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установлено, что Загидов М.З., Загидов Ш.З., Загидов М.З. обратились в суд с иском к Панарину А.М. о выселении из квартиры, находящейся по адресу: _ В обоснование иска Загидовы указали, что каждому из них принадлежит по 1/6 доли в праве собственности на квартиру по указанному адресу. 1/2 доли в праве собственности на данную квартиру принадлежит Рябовой Е.А., которая проживает в квартире вместе со своей семьёй — несовершеннолетним сыном Панариным А.А. и мужем Панариным А.М. Панарин А.М. в спорной квартире не зарегистрирован, имеет другое место жительства. Поскольку согласия истцов на вселение Панарина А.М. в спорную квартиру получено не было и, считая, что его проживание в квартире нарушает их права как собственников данного жилого помещения, обратились в суд с настоящим иском (исковое заявление судом первой инстанции оставлено без удовлетворения, однако было удовлетворено судом апелляционной инстанции).

Судом кассационной инстанции установлено, что в квартире, находящейся по адресу: _, Загидову М.З.. на основании договора дарения от 9 апреля 2014 г., Загидову Ш.З. на основании договора купли-продажи от 27 марта 2014 г. и договора дарения от 9 апреля 2014 г. и Загидову М.З. на основании договора дарения от 9 апреля 2014 г. принадлежит по 1/6 доли в праве собственности на квартиру каждому (всего — в размере 1/2 доли), Рябовой Е.А. на основании договора дарения от 5 мая 2009 г. — 1/2 доли.

Рябова Е.А. с 2009 года проживает в спорной квартире вместе со своей семьей — сыном Панариным А.А., _ года рождения, и мужем Панариным А.М.

Загидов Махмуд З., Загидов Ш.З., Загидов Мурад З. и Панарин А.М. в квартире по указанному выше адресу не зарегистрированы (л.д. 16-17).

Суд апелляционной инстанции удовлетворяя требования истцов  указал на то, что, поскольку Панарин А.М. зарегистрирован по другому месту жительства, согласия истцов (которым принадлежит 1/2 доли в праве собственности на квартиру) на вселение и проживание Панарина А.М. в спорной квартире получено не было, договоров о пользовании квартирой между сторонами не заключалось, он не приобрел права пользования спорным жилым помещением и подлежит выселению из него.

Судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм материального права, что выразилось в следующем.

Согласно статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 1, 2).

Члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим жилым помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством (п. 1 ст. 292 ГК РФ).

Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

Согласно пункта 1 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» судам необходимо иметь в виду, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или её отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения, так как согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь одним из доказательств по делу, которое подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами.

Как видно из материалов дела, ответчик был вселён в спорную квартиру на законном основании с согласия собственника Рябовой Е.А. как член её семьи в 2008 году.

Установлено,  что ответчик вселён в спорную квартиру и с согласия прежнего собственника другой 1/2 доли квартиры — Рябова А.Ф. с учётом сложившегося порядка пользования жилым помещением.

Приобретая долю в спорной квартире в 2014 году, истец Загидов Ш.З. знал о проживании в данной квартире всей семьи Панариных, семейные отношения которых сложились до появления истца в качестве собственника доли спорного жилого помещения.

При переходе права собственности на 1/2 доли квартиры 8 апреля 2014 г. от Рябова А.Ф. к Загидову Ш.З. и при переходе права собственности 9 апреля 2014 г. от Загидова Ш.З. к истцам, сложившийся порядок пользования квартирой не изменялся, новый порядок пользования квартирой не устанавливался.

В связи с чем дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

11/09/2017